Сайт СФУ
Сибирский форум. Интеллектуальный диалог
ноябрь / 2015

Евгений Ямбург: «Не делайте под Маяковского, делайте под себя»

«На самом деле есть вещи трудные и скучные. Ничего весёлого в том, чтобы выучить таблицу умножения, нет, но её надо выучить. Это некое сочетание требований и, если хотите, такого вольного свободного духа», — не устаёт повторять Евгений Александрович ЯМБУРГ — педагог и общественный деятель.

Автор профессионального стандарта педагога, заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук недавно побывал в СФУ по приглашению Института педагогики, психологии и социологии. Профессор провёл в институте общественно-профессиональную экспертизу основной профессиональной образовательной программы подготовки учителей начальных классов и выступил с открытыми лекциями.

О Ямбурге (и Ямбургом) написано много. Сама его жизнь — наглядный пример того, как можно идти против течения, нарушать действующие нормы и правила и при этом побеждать. На одной из лекций в СФУ Евгений Александрович, общаясь с аудиторией, вдруг понял, что студенты первых курсов педагогического колледжа и педуниверситета испытывают трудности с терминологией. Он на ходу перестроился, показав будущим учителям начальных классов пример гибкости и разумного «нарушения плана урока».

Ленты, кружева, ботинки…

Евгений Ямбург одновременно и блестящий практик, и эксперт отечественной педагогики. Как сегодня образовательные учреждения проходят государственную аккредитацию? Подают заявление, оплачивают пошлину, эксперты читают образовательную программу и выдают заключение.

— Существует перечень вопросов: ФГОСЫ внедряются? На сайте размещено? Прозрачно? Да. Тогда ура, вперёд! Но это, так сказать, фиктивно-демонстрационный эффект, — считает Евгений Александрович. — Конечно, новый закон об образовании — он на вырост, как и профессиональный стандарт педагога. В соответствии с ним, как ни странно (и для многих это совершенно дико), аккредитации подлежит не школа, не педагоги, а образовательные программы — бумажки! Многих это удивляет, а меня очень радует и вот почему. Это означает, что если я и ещё трое таких же чудаков решили открыть школу (у нас есть помещение), мы имеем право это сделать, если аккредитовали свои программы, т.е. содержание деятельности, что само по себе — шаг вперёд.

Но закон помогает не всем, а только тем, кто дружит с головой. Именно наличие образовательных программ даёт право на финансирование, на субсидии государства, поэтому сегодня любой школе предписано иметь образовательные программы всех уровней. Причём дошкольное образование тоже считается уровневым.

23–24 октября заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик РАО Евгений Ямбург провёл в СФУ мастер-классы и лекции

23–24 октября заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук, академик РАО Евгений Ямбург провёл в СФУ мастер-классы и лекции

Итак, программы школы обязаны выкладывать на сайт. Это хорошо, конечно, потому что избавляет от бюрократизма, но когда я увидел, что именно выкладывают, мне стало дурно. Почему? Во-первых, опыта такого люди не имеют; во-вторых, они перекачивают информацию из Интернета один к одному, а в-третьих, спутано всё: стратегия образования, программа развития, образовательные программы... А если не знаешь куда плыть, никакой ветер попутным не будет. Так вот, «куда плыть» — это стратегия. Но к ней надо понимать, как идти — это программа развития. А уже из этого вытекают образовательные программы. Но закон не требует ни стратегии, ни программы развития, поэтому все шлёпают образовательные программы, где всё перепутано: ленты, кружева, ботинки…

Как некий образец я опубликовал в августе этого года в «Учительской газете» огромный материал о том, как должны выглядеть стратегия и программа развития. Примерно через полмесяца буду публиковать программу для дошкольных учреждений. Она самая сложная и кардинально отличается от всех других.

А судьи кто?

— В настоящее время идёт внедрение федеральных государственных образовательных стандартов. Это очень важное дело, — продолжает Ямбург. — Стандарты писали умные люди, поэтому наряду с предметными компетенциями («жи-ши пиши через и», а «не с глаголом — отдельно») во всех ГОСТах заложены метапредметные компетенции, универсальные учебные действия, личностные смыслы. В образовательных программах написать можно всё что угодно, но оценить это объективно могут только профессионалы. Поэтому важно хорошо подготовить экспертное сообщество, для того чтобы экспертиза была адекватной тем задачам, которые поставлены…

— Приведите пример, когда лично вас что-то очень сильно не устраивало в какой-либо образовательной программе?

— Одна из задач, которая поставлена в законе об образовании, — это реализация концепции инклюзивного образования, когда здоровые и больные дети учатся вместе. Если я вижу — в программе пишут, что к 2017 году эта задача будет решена, сразу понимаю: всё формально и, простите, туфта! Не может программа быть решена реально уже в силу того хотя бы, что нет соответствующей подготовки учителей.

— А интересный опыт, программы, которые вас впечатлили?

— Есть замечательная образовательная программа в Республике Марий Эл, где директор лицея Григорий ПЕЙСАХОВИЧ. Как и у нас в Центре образования № 109 (знаменитая школа Ямбурга в Москве, — прим. автора), там обучают больных детей. Очень интересная работа идёт в Новониколаевском районе Волгоградской области (это вообще деревенские школы, но они продвинулись лучше всяких городских).

Кстати, о деревенских школах… В 90-е годы я оказался в Финляндии. В то время мы как раз начали закрывать сельские школы, шёл процесс укрупнения. И министр образования Финляндии говорит мне: «Ямбург, что вы там делаете в России? Мы это уже прошли». Дальше он рассказал забавную историю. Когда случился кризис в стране, в целях экономии бюджета в Финляндии стали закрывать сельские школы и отправлять детей в интернат. Это у нас, в России: то автобус сломался, то бензина нет, то БТР нужен — не доедешь, а у них — небольшое государство, прекрасные дороги и великолепные автобусы. Но тревогу забило финское министерство здравоохранения, потому что началась алкоголизация населения. Дело в том, что дети — это контроль за родителями. И было принято системное решение — восстанавливать сельские школы, чтобы не спивалось население. Вот это и есть системный подход!

Федеральный стандарт для дошкольников

О важности сюжетно-ролевых игр, проектной деятельности, работы с предметно-развивающей средой, о необходимости создания взросло-детского сообщества и деятельностном подходе академик Ямбург готов говорить часами… За плечами — огромный опыт.

— Вы не поверите, но 90% моего времени уходит на два подразделения школы — больницу и детский сад, потому что это сегодня самое сложное, — рассказывает Евгений Александрович. — Кстати, когда я написал, что любой педагог-дошкольник должен иметь высшее образование, на меня обрушилось полстраны. Мол, вы не понимаете, что кадров не хватает, что работают даже люди, у которых вообще нет никакого образования; вы хотите уничтожить педагогические колледжи? Ну конечно нет! Я много езжу по стране и понимаю, что реально происходит. Хоть мы и убрали пункт про высшее образование от греха подальше, но я продолжаю пребывать в своём убеждении. Почему? Самая ювелирная работа, требующая прекрасного образования, это работа педагога, и самая высшая квалификация должна быть там. Конечно, быстро мы к этому не придём, но надо стремиться.

И ещё. У дошкольного образования есть свои серьёзные задачи, и стандарт должен быть гибким. Это формирование психических функций, развитие мелкой моторики, произвольного внимания. Жизнь ребёнок должен прожить, и подготовка к школе не главная и единственная задача детского сада. В отличие от школы здесь нет целей, а есть ориентиры. Дети рождаются разными и развиваются по-разному, и не нужно всех стричь под одну гребёнку. Для одного ребёнка достижением является оригинальный рисунок, а для другого — картинка, собранная из пазлов.

Если мы напишем стандарты, как везде, то с нашей логикой мышления можем прийти к ЕГЭ в детском саду в форме тестов. Это же пародия! Кстати, именно к этому мы уже подошли в начальной школе, где заявлено общее тестирование при переходе на следующую ступень. Так удобнее чиновникам, но никакого отношения к развитию детей не имеет. Достижения должны оцениваться не абстрактно, а исходя из знания проблем и особенностей развития каждого ребёнка.

Рабочие программы не должны быть жёсткими, их можно и нужно корректировать в случае необходимости. Рассмотрим ситуацию: с утра в семье был скандал, ребёнка с опозданием, заплаканного, привели в детсад, а он главный в коллективной инсценировке. Надо быть идиотом, чтобы всё-таки провести эту инсценировку. Отложите! Речь идёт о гибкости альтернативного планирования. Несоответствие реально проведённого занятия его плану не может быть поставлено в вину педагогу, коль скоро он обосновал необходимость изменений. Суть в том, что мы идём за ребёнком. Вот это и есть работа по новым стандартам.

Общественная аккредитация — шаг первый

Новым Законом «Об образовании в РФ» (ст. 96) предусмотрена общественная аккредитация организаций, осуществляющих образовательную деятельность.

— Пока ещё система только формируется, — поясняет Ямбург. — Чтобы в полную силу заработала общественная экспертиза, нужны специальные общественные организации гражданского общества. Одну из таких организаций — Ассоциацию педагогов России — мы начинаем создавать в самое ближайшее время, в ноябре 2015 года. Со временем она, как и записано в уставе, будет иметь такое же право, как и государственная.

— Выходит, государство своими силами не справляется?

ДЛЯ СПРАВКИ
С 2014 года Институт педагогики, психологии и социологии СФУ (директор О.Г. СМОЛЯНИНОВА) в рамках государственного контракта с Министерством образования и науки РФ осуществляет обучение учителей начальных классов по новой практико-ориентированной модели подготовки для новой школы. По итогам общественно-профессиональной экспертизы в октябре 2015 года Координационный совет Минобрнауки РФ под председательством академика РАО Виктора БОЛОТОВА одобрил новые образовательные модули СФУ по подготовке учителей начальных классов.

— Общественная аккредитация нужна, чтобы профессионально решать многие вопросы в образовании. Функция чиновника — упростить, формализовать и упаковать. И я их понимаю, у них не всегда хватает кадров, они не могут охватить всю территорию и делегируют часть полномочий в муниципалитеты, где, в свою очередь, тоже не хватает специалистов. Невозможно из одного центра управлять всем! Вот и превращаются образовательные программы в формальность, дублируют друг друга. Хотя двух одинаковых программ по определению быть не может. Программа только тогда работает, когда она создана под конкретных детей, школу, детский сад, а не просто висит на сайте, загромождая информационное пространство…

Если же будет создана общественная профессиональная организация, в этом случае есть другие способы проверки. Профессионалам это сделать намного проще, чем чиновникам. И подчас не нужны ни справки, ни отчёты. Зачем время терять? Общественная аккредитация — это не альтернатива, а дополнение к уже существующей системе.

Есть такое понятие — внутренний аудит. Скажем, для того чтобы психотерапевты не использовали служебное положение в собственных интересах за счёт больного, ассоциация психотерапевтов Америки каждые два года досконально их проверяет. И психотерапевт в США больше боится своей профессиональной ассоциации, чем внешней государственной проверки. Подобная история и с адвокатами. Точно такая же система нужна и в учительской среде.

Это как раз то, что в Конституции РФ записано как государственно-общественное соуправление. Как только мы создадим такое соуправление — можно будет говорить и об общественной процедуре аккредитации.

Соб. инф.